[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Форум » Творчество » Литература и поэзия » Сказки Ивана Сака.
Сказки Ивана Сака.
ЛансиДата: Суббота, 23.02.2013, 21:28 | Сообщение # 1
единорог
Группа: завсегдатай
Сообщений: 324
Репутация: 7
Статус: Offline
Мышка-норушка и просветление. 

 
Жил-был Теремок, а в нем жили-были Мышка Норушка и Мылка Дурушка.
Жили Мышка с Мылкой дружно да были разные, а Теремок их наблюдал свысока, со всех сторон и с превеликим интересом. Глянет внутрь себя — красота! Аж печка радуется! И наблюдения свои тщательно конспектировал, складывая исписанные торопливо-неразборчивым почерком тетради в косую линейку на чердаке. (Одни авторы, знаете ли, пишут в стол, а иные — в чердак.)
Мышка характером удалась серьезная, обстоятельная, со своим взглядом на жизнь, строящая далекосмотрящие планы и знающая, что следует требовать от себя, а что — от окружающих. Поэтому она обычно ближе к началу все как следует планировала, а ближе к концу проверяла, исполнено ли все должным образом или все, что сделано, следует должным образом переделать.
А Мылка — как воздушный шарик: шапито — проездом, а хорошее настроение — навсегда.
И стали они жить-поживать да добра наживать.
Составила Норушка Генеральный План, о том, как все убрать да красиво разложить по полочкам, и приступили они к его дружному воплощению в новую жизнь.
Мышка работает обстоятельно, осмысленно, согласно с Генеральным Планом.
А Мылка просто делает, что скажут, переделывает, если попросят, и весело насвистывает, если это никого не раздражает.
Домыли они последнюю тарелку, вытерли полотенцем, на полку поставили и присели отдохнуть.
Норушка задумалась у окна о чем-то серьезном. А Дурушка пузыри радужные выдувает через соломинку и пускает в свободное плавание по Теремку и далее через окошко поверх реки в открытый космос.
Пузыри летят — дума думается.
Дума думается — пузыри летят и словно бы несколько мешают думам думаться, поэтому Норушка и говорит ласково: «Отставить пузыри: не до того сейчас». Отложила Мылка соломинку и улеглась на лавку в углу. Лежит и ни о чем таком не думает. Но если со стороны посмотреть, то видно, что киснет. А Норушка сидит у окна и думу думает. Но ежели сверху хорошенько присмотреться — тоже киснет. (И оба эти факта, кстати, Теремок тщательнейшим образом законспектировал. А потом тоже о чем-то задумался — даже все чернило из ручки высосал — заправлять пришлось.)
Долго ли, коротко ли, но где-то через полчаса сказочно реального времени Дурушке пришел в голову вопрос и она спросила: «Скажи, Норушка, а о чем, собственно, твоя дума?» Вздохнула Мышка: «Ну, как о чем? Вот мы все убрали, помыли да по полкам разложили... А дальше что?» А Мылка ей на это: «Как что? Баньку натопим да попаримся. Хорошо жить — это искусство, а банька — важный его раздел».
Затопили они баньку да и попарились хорошенько, поскольку хорошо жить — это искусство, а банька — важный его раздел. Чтобы понять это — и в баню ходить не надо. Но лучше, все же, пойти, поскольку хорошо жить это... Ну, вы понимаете.
Вы понимаете, и Мышка с Мылкой тоже это умом поняли, почувствовали на своих шкурках и даже в душах их что-то радостно шевельнулось и весело булькнуло. Взяли они из бани это понимание, в два полотенца завернули и вернулись с ним в Теремок.
Мылка Дурушка снова принялась пузыри пускать.
А Мышка Норушка опять задумалась, ибо тенденция у нее была такая в виде склонности к размышлениям. (Что ж... бывает... Один так. Другой эдак. Но как ни крутнись — будь ты хоть Теремок, хоть Избушка на стройных ножках — всюду вокруг тебя красиво. Не без того, правда, что всегда можно сделать чуть краше.)
И снова... Пузыри летят — дума думается. Но только чувствует Норушка, что пузыри — как прежде, а думы — чуть светлее и проще, но такие же стройные, как и раньше.
Так Мышка Норушка стала потихоньку-помаленьку превращаться в блондинку.
Сначала это заметили окружающие, а через некоторое реально сказочное время — и отражающие поверхности в Теремке. Так что однажды Норушка глянула на себя в трюмо и слегка так удивилась глазами и тут же, не отходя от зеркала, подумала светлым своим — с зеленоватым отливом — умом: «Эх... Не ту зверушку Дурушкой назвали... А впрочем, и так сойдет».
А Теремок абзац дописал и тоже подумал. Мол, неплохо бы каталожные ящики и прочую канцелярию завести...
А впрочем... И так сойдет.
И стали все жить-поживать да добро проживать.
Ибо добро и наживать, и проживать — хорошо и большое со многими увлекательными разделами искусство.

А зло... Ну, не знаю. Мне сегодня на него чернил жалко. Да и время сказочное на сегодня реально вышло: принесли работу в виде мешка с маком и просом и велели ее делать.
Написать, что ли, документальную сказку о Золушке, постепенно превращающейся в тыкву...
Эм-м-м... Ан нет, тоже чернил жало


Non nobis ,Domini, non nobis, sed nomini tuo da glorium!
 
ЛансиДата: Суббота, 23.02.2013, 21:34 | Сообщение # 2
единорог
Группа: завсегдатай
Сообщений: 324
Репутация: 7
Статус: Offline
Теремок и заселение .

Жил да был Теремок.
Одни окна на север, где лес, другие — на восторг по утрам, третьи — на реку с рыбкой, а четвертые и двери из кухни да на крыльцо — на курорт (только нужно сначала собраться и ничего не забыть, а потом пару пар кед истоптать и колышки от палатки на стоянках не растерять).
В Теремке, надо сказать, тоже с незапамятных времен жили да были, но в какой-то момент сплыли, ибо городе — лучше, а в Турции — дешевле и шведский стол.
И стало у Теремка снаружи — как всегда, а внутри — пусто.
Шло время. Текла река, улыбалось всем без разбору солнце, явления природы играли в привычную чехарду. Грустил Теремок, ибо красоту внешнего мира не так просто уравновесить экзистенциальным вакуумом внутри.
И вот в один распрекрасно-осенний вечер почувствовал Теремок, что в его внутреннем мире случилась перемена в стиле постмодернизма: словно бы в него вселился кто-то посторонний и живет (да еще и припеваючи и, похоже, что на два голоса).
Присмотрелся к себе повнимательнее — а это Мышка Норушка и Мылка Дурушка.
Вселились и живут.


Non nobis ,Domini, non nobis, sed nomini tuo da glorium!
 
ЛансиДата: Суббота, 23.02.2013, 21:35 | Сообщение # 3
единорог
Группа: завсегдатай
Сообщений: 324
Репутация: 7
Статус: Offline
Кто может носить очки... 

Чтобы иметь право носить очки, нужно быть не только добрым и умным, но еще и плохо видеть.


Non nobis ,Domini, non nobis, sed nomini tuo da glorium!
 
ЛансиДата: Суббота, 23.02.2013, 21:36 | Сообщение # 4
единорог
Группа: завсегдатай
Сообщений: 324
Репутация: 7
Статус: Offline
Работы,написанные репейным маслом...
 
Репейным маслом... Интересно.
Чтобы висело полотно в галерее и цеплялось за праздношатающихся посетителей?
Думаю, да, было бы интересно посмотреть.
- Ах, меня так цепляют ваши работы!
- Это не моя заслуга, сударыня, а репейного масла.


Non nobis ,Domini, non nobis, sed nomini tuo da glorium!
 
ЛансиДата: Суббота, 23.02.2013, 21:46 | Сообщение # 5
единорог
Группа: завсегдатай
Сообщений: 324
Репутация: 7
Статус: Offline
О льве.

  
Вы все правильно о льве пишете, девочки. Но не стоит забывать о том, что пишут естествоиспытатели в одном из зеленых томов «Жизни животных» о повадках льва и львицы. Я мог бы снять с полки этот том и процитировать, но общий смысл я прекрасно помню: любая львица тысячу тысяч раз лучше любого льва. Пускай даже он ей и люб. Такая вот сермяжная правда науки биологии. Это не хорошо и не плохо. Никто не хотел замыслить худое против львиц. Никто вообще ничего не хотел. Оно само собою как-то так получилось. Как-то так... А переделывать сию вопиющую несправедливость (у людей ситуация с неравенством полов ничуть не хуже) никто пока не собирается, поскольку и так все работает. К тому же, с точки зрения внимательного любвеобильного льва, ситуация не так уж и плоха. Шутка ли: все львицы в тысячу тысяч раз лучше тебя? Шутка? Естественно, шутка. Причем, смешная и радостная. А когда ко льву спускается Солнышко и садится ему на спину слегка зардевшейся от праведного стыда голой попой, вообще начинается комедия по заливным лугам навстречу ветру. Я вот лишь черные буковки на светло-серой электронной бумаге об этом размещаю, но все равно мир вокруг монитора цветной радостью полыхает. А представьте себе, что чувствовал Пиросмани, когда рисовал Льва и Солнце с натуры. Представьте, что отрылось художнику: смешной лев с саблей через плечо ковыляет на трех лапах с Солнцем на спине. Естественно, лев удивлен. Я бы тоже удивился. А вы бы удивились? А вы бы удивили?
На этом месте предлагаю вам отхлебнуть из термоса чистой воды и представить, что почувствовал Пиросмани, когда встретил эту смешную и радостную парочку.
(Откручивает крышку термоса и наливает.)



Non nobis ,Domini, non nobis, sed nomini tuo da glorium!
 
ЛансиДата: Суббота, 23.02.2013, 21:48 | Сообщение # 6
единорог
Группа: завсегдатай
Сообщений: 324
Репутация: 7
Статус: Offline
Птицца
В новейшей — восьмой с Восьмушой на киселе — редакции и в радостном ожидании продолжения литературного редактирования с корректурой и веточкой свежей петрушки в зубах, а также с распростертыми объятиями для доброжелательных конструктивных критиков
(На этом месте должна быть обложка под суперобложкой (см. выше). Но обложки у сказки пока нет. Может быть, кто-нибудь когда-нибудь да нарисует или сверстает. Или некий смелый вор, одетый в несгораемую шапку, поймает в сети, умыкнет через забор да притащит в «Мои рисунки». Но с моей кочки зрения видится, что лучше бы нарисовать картинку.)

(В игровую комнату детского сада входит девочка Картинка. Она одета в цветастый сарафанчик с вместительным нагрудным кармашком. Если хорошенько присмотреться, то можно — но сложно — догадаться, что сарафанчик когда-то был золотисто-желтым, а затем выгорел на солнце и стал белым, а уже после этих подсолнечных приключений с морковкой наперевес его много-премного раз как попало щедро заляпали радугой. На ногах у нее сандалики. Тоже цветастые. В одной цветной руке она держит цветастый кружок на деревянном подносе, а в другой цветной руке прячет хитрую цветную улыбку. В комнате наблюдаются унылые беспризорные дети. Все они заняты — каждый какой-то своей интересной и разнообразной незамысловатой ерундой — и ни о чем таком не подозревают.)
Картинка. Привет всем, кто не играет в догонялки на велосипедах или прятки в саду! Гляньте-ка, засидевшиеся приседатели, что я учудила!
(Все дети обращают свое внимание лицом на Картинку. Смотрят на то, что она принесла, а затем принимаются в едином порыве задумчиво качать головами, дружно выражая таким незамысловатым образом пустое ведро недоумения с каплей радостного испуга на дне. Все в глубине души предвкушают игру, приключения и прочие неприятности, которые зачастую под чутким цветоруководством Картинки в конце концов вытекают через дверь и окно на свежий воздух. Но виду, что они в курсе предстоящих цветных событий, не подают, чтобы не испортить Картинке сюрпризное настроение, ибо прецеденты были и они не сходя с места сразу же никому не понравились.)
Картинка. Ну? Чего притихли? Как вы думаете... Что это?!
(Дети недоуменно пялятся на цветной кружок. В воздухе повисает пауза и минут двадцать висит там в замысловато-глупой позе на невидимой струне с глупым выражением лица на лице.)
Картинка. Ну же?.. Смелее!
(Потянулись унылые минуты, когда счет идет на лунные месяцы.)
Может быть, Нота Фа нам что-нибудь споет?
Нота Фа (оглядывается в поисках Камертона, а наткнувшись на него взглядом, настраивается и готовится решиться встать и первой порушить тишину ожидания разгадки). Опять я? Что, других нот в эсперантском натуральном звукоряде не наблюдается? Почему бы для разнообразия жизни по эту сторону окна не двинуться вдоль квинтового круга?
Картинка. Эй! Эй! Стоп на ровном месте! Очнись! Ты так перегоришь вне солнцепека! Почему да почему... Да по цветному кочану! Вы что же, кочан цветной капусты никогда не видели? Заглядывайте иногда в тарелку повнимательнее, перед тем, как окунуть в нее ложку. Нам, Нота Фа, наша цветная религия вовсе не запрещает, но также веско поощряет и по голове, и по попе танцевать вдоль, поперек и вокруг квинтового круга, но надо же с кого-то начать! Рожай или слазь с кресла! Тут очередь уже за тобой выстроилась — не видишь? Вот и я не вижу. Приступай тужиться!
Нота Фа. А-а-а!.. М-м-м!.. О-о-о!.. Это... Как его там?.. Мы ведь недавно это с воспитательницей проходили! О! Объект! Я знаю! Это объект!!
Картинка (радостно). Нет! В смысле, да! Еще бы... Конечно же, это объект! И это тоже. Но попытайтесь еще! Включите фантазию! Подключите ее к сети с переменным током высокого напряжения! Девочки, нажмите на все кнопки и поверните все рукоятки до упора на максимум! Мальчики, очнитесь! Не спите — замерзнете! Кто ж вас потом отогреет? Дарницкая ТЭЦ? Не стоит на нее уповать: не все, что пишут в рекламе, — цветные враки. Она даже по форме на сказку не похожа. А то, что вы видите, похоже... Ну?..
Нота Фа. Мы ведь все равно рано или поздно догадаемся (так просто ты с нас не слезешь — еще и дружка своего приведешь), но хотелось бы подсказку. Лучше две. Или три. Великолепно также число пять. Пять это просто отлично. Так что давай сразу все свои подсказки с полупрозрачными полунамеками — не томи! Развела тут конспирацию в игровой! Хорош выкаблучиваться! Кончай эти игры — начинай другие, маргиналка цветастая!
 Картинка. Какая же ты подкованная личность! Как говорит Буковка, спасибо четырем кузнецам за любезно предоставленные подковы. Есть еще желающие угадать? (Пауза устало вздыхает, подпрыгивает повыше и вновь зависает в нелепой позе на невидимой струне, не меняя выражения лица, но влив в него три стакана усталости, два стакана тоски бессмертной и полцистерны радостного ожидания, когда же это, наконец, кончится.) Вот ведь вы дурилки картонные! А где Буковка?(продолжение следует)


Non nobis ,Domini, non nobis, sed nomini tuo da glorium!
 
ЛансиДата: Суббота, 23.02.2013, 21:50 | Сообщение # 7
единорог
Группа: завсегдатай
Сообщений: 324
Репутация: 7
Статус: Offline
Нота Фа. Странно, что ты только сейчас заметила его отсутствие. У него сеанс депрессии на свежем воздухе. На стройке века вкалывает: строит в песочнице замок из пасочек на честном слове и на одной слезе. Я в окошко выглядывала: поливает песок слезами, насыпает в ведерко и возводит бессмысленной красоты стены непонятно вокруг чего. А еще напевает что-то. Скорее всего, как обычно, в репертуаре одна-единственная простая, как дверь, песня на один-единый простой, как две двери, мотив: «Танцювала риба з раком, риба з раком...» И еще что-то там про Пастернака, Петрушку и прочие унылые овощи с рынка.
Картинка. Ясно! И кто его в этот раз обидел?
Нота Фа. Да никто его не обижал! Плакса он натуральный в собственных слезах! Килька в томате. Его за сердце чуть тронь — сразу в слезы. Разрыдается, томатного сока из цветастого стакана хлебнет и бежит в песочнице сырость разводить. Или на велосипеде вокруг да около детского сада крутится. Или в особо торжественных случаях наискосок через запасные ворота ломанется, аки тот конь, но только педальный, а затем прямиком в волшебный лес. Все никак слезу на ветру не высушит. А разве он к тебе сегодня с утра пораньше не прибегал в цветастый сарафан поплакаться? Надо к нему Девонширского Кота почаще прикладывать. В лечебных целях. А где, кстати, Девонширский Кот? Дрыхнет, поди, где-нибудь у Луны за пазухой и лыбится своей фирменной улыбкой её мышке.
Картинка. А куда девочки смотрели? В пустоту пялились с утра пораньше? Эх... И ведь чего только у вас за пазухой нет! Но если «нет» значит: «Нет! Я сама! А ты иди... Погуляй где-нибудь сам!», — и платочка в кармашке отродясь не водилось, то что же... жаба, что ли, давит сарафаном пожертвовать?
(Картинка кладет птиццу на стол и идет к окну. Любуется, как Буковка возводит замок из пасочек. На нем вышитая крестиком цветастая сорочка и выцветший добела на солнце комбинезончик, украшенный однообразно разнообразной типографикой и крупными деревянными пуковицами, а на ногах цветастые беговые сандалики Merrell, которые когда-то были черными, а затем передумали. На голове панама от Солнца. Панама давно выгорела, а затем, покрывшись случайными буквами из эсперантского алфавита с вкраплениями еще более случайных пятен эсперантской краски, стала пестрой, а кое-где цветастой (но не такой, конечно, цветастой, как сарафанчик Картинки). Мало что в мире под Луной и Солнцем может сравниться по цветастости с сарафанчиком Картинки. А внимательному глазу легко также доступно понимание, что некоторые цветные кляксы на панаме Буковки чья-то заботливая дружественно настроенная на радость ближнему рука случайно разбрызгала в творческом беспорядке.)
Буковка!
(Буковка тут же роняет ведерко и совок в песочницу и оборачивается к окну.)
Эй, вы там!.. Двое из ларца на лицо ужасные — добрые внутри! Остановите стройку века на полдороги!.. Кончай вавилонские башни городить! Стоп-хали-хало!
Перерыв на загадку! Поднимайтесь к нам, добрые люди!
(Буковка отряхивает песок с комбинезона, утирает глаза и сопливый нос рукавом цветасто вышитой сорочки и бежит к двери. Картинка отходит от окна, задирает к небу правую бровь, хмурит к земле левую и внимательно оглядывает притихшую игровую.)
Буковка. И кто его на этот раз обидит? Я не вижу ваши руки! Где же дружный лес враждебно настроенных против сказки рук? Нет желающих?!! Это хорошо. Может, вам всем вместе ногами под кроватями пошарить? Нет? Вот и ладненько.
(В комнату влетает Буковка.)
Буковка. Какая загадка?!
Картинка (подходит к столу и указывает пальцем на разноцветный круг). Скажи, что ты видишь? Я сегодня утром сие чудо тайком ото всех исподтишка учудила. Оно вечером случайно так началось, ночью невзначай продолжилось, а утром я решила его довести до ручки, чтобы сначала пошалить, а затем тебя порадовать. Спрашивала всех оленей, кому лень и не лень. Все знают, но никто пока не догадался, поэтому или молчат, или в молоко из духового ружья дуют. В общем, пускают пузыри в зеленое молоко. Песня старая, нудная и долгая, как песня одинокого старого пса при виде Луны. Надо потом будет внести в сборник произведений для трагического хора с цветным бульбулятором.
Буковка. А ты подсказки давала?
Картинка. Вообще-то да, но выглядит как «Нет!», ибо если напрямик кормить, то от этого, как правило, становится только худо и скучно, поскольку питательность продуктов воспитания существенно снижается.
Буковка. А дурилками картонными обзывалась?
Картинка. А то! Обзывалась, конечно. Да всё, как обычно! И это «как обычно», как обычно, не очень-то помогло. А я не очень-то и хотела. Пускай помучатся: может, в конце концов чему-нибудь научатся.
Буковка. Ты так скоро весь цветной картон на всякую однообразную ерунду изведешь... Опять меня потом заставишь и старые, и новые, и даже ни разу не надеванные твои сарафаны в цветной картон переливать, а это, между прочим, тяжелого ручного труда требует. Причем руки потом вовек не отмоешь. Хоть оно мне и в радость, но скоро тебя придется голышом в саду выгуливать. Ладно, не будем о веселом. Поговорим по существу.
Итак...


Non nobis ,Domini, non nobis, sed nomini tuo da glorium!
 
ЛансиДата: Суббота, 23.02.2013, 21:53 | Сообщение # 8
единорог
Группа: завсегдатай
Сообщений: 324
Репутация: 7
Статус: Offline
Милые дети, это птицца! Птицца фруктовая необыкновенная. По латыни это как-то там называется — на «u» начинается... Я бы припомнил и сказал, но сейчас у меня такой сказочный период настал: только я что-нибудь вспомню, так тут же не сходя с этого злачного места сразу же и забуду, поскольку оно из головы вылетит, а ловить жалко. Кстати, именно по этой смехотворной причине много чего вычурного со странными для эсперантского уха именами и разноцветными взъерошенными перьями порхает в нашем саду. Латынь у меня вчера вечером из другого уха вылетела, но на чистом эсперанто это с сегодняшнего утра, до сих пор и впредь до вечера звучит так: «Ptitsa!» — а на одном из эсперантских диалектов: «Ptakha!» Как же вы не догадались? Её же сразу внешний вид с головы до ног выдает, полупрозрачно подсказывая: кто, зачем, почему, для кого, как с ней можно играть и какой и куда из этого следует выход. Но можно было и по запаху догадаться. В ней, конечно, есть помидоры (трудно их не заметить), но помидор — тоже фрукт. Я недавно читал книжку о том, что...
Все. Хо! Фруктовая птицца! Надо же! И что бы с ней такого сделать?
Ян. А давайте ее в Инь и Ян покрасим?
Инь. Я сейчас пойду в огород, выдерну хрен потолще, сделаю из плода стило, а из ботвы — кисточку, а затем свежей охрой распишу тебя под орех. И дарственную надпись с автографом ногтями на попе накарябаю! Опосля чего заведу в лес и там случайным образом потеряю! Сольешься с деревьями и никто тебя никогда не найдет! Мама родная средь белого дня и черной ночи в упор не опознает! Всю жизнь на билет из волшебного леса работать будешь!
Прохожий мальчик. А можно я ее на глобус Луны натяну?
Инь. Кого?
Ян. Птиццу, дурилка ты картонная!
Прохожий мальчик. А, может, Фотошопом ее разделать?
Нота Фа. Да вы офонарели с утра пораньше, милые мальчики! И — заметьте! — до вечера еще ой как далеко! Луна, выглянь да глянь, что эти двое удумали!
(Одеяло в левом углу игровой оживает, из-под него показывается полголовы Луны и тут же, не вылезая из-под одеяла, принимается ворчать.)
Луна. Охо-хо... Не дадут почитать спокойно... Даже под одеялом найдут и достанут. Надо было с утра пораньше за горизонтом скрыться. Ну, что там новенького в этом вашем, так сказать, надлунном мире? (Выключает фонарик, кладет в книгу вместо закладки Девонширского Кота *** , перед этим нежно поцеловав его в затылок, и аккуратно прикрывает книгу сказок ручной работы, на обложке которой тростниковым пером в каллиграфическом стиле «Як курка лапою» выведено: «Сказки о девочке Картинке, мальчике Буковке, всех-всех-всех и всём-всём-всём».)
Инь. Эти двое хотят на твой глобус птиццу натянуть!
Луна (невозмутимо) . На голову себе натяните. А я вам с удовольствием помогу. Но только в темпе вальса или Польки-Бабочки, поскольку я остановилась на самом интересном и сказочно красивом месте. Там как раз к одной зеленой жабке подкатил на белом вороном коне Принц невиданной цветной красоты. Так что, цигель-цигель-ай-лав-ю! Я вас всех даже из-под одеяла люблю, но время — деньги, которых, при обычном — отовсюду понемногу — стечении обстоятельств, чем дальше, тем меньше. Так что подставляйте головы, пока не остыло.
(Дети принимаются спорить, бузить и обзываться разными непропечатываемыми на бумаге ручной работы выражениями. Поднимается дикий белый шум, разбавленный густой, как цветная патока, истерикой, напоминающий утренний переполох во французском курятнике.)
Картинка. Эй!.. Эй!!.. Ну, эй же!!!.. Кому говорю! Стоп-хали-хало!
(Все замирают.)
Отомри! Объявляется веселый конкурс! Что-то среднее между игрой в перемирие и плясками святого Витта вокруг богато накрытого стола.
Мы сейчас проведем квазиспортивное соревнование: поедание птиццы на скорость, призванное развивать резвость ума, гибкость и выносливость тела, а также воспитывать чувство локтя. Будьте внимательны и слушайте оттуда сюда, мои неокрепшие во всех своих проявлениях сознания!
(Достает из нагрудного кармашка круглый ножичек-колесико для разрезания птиццы. Рукоятка у ножичка умопомрачительно цветастая.)
Буковка. А это еще зачем?
Картинка. Поживем — вместе увидим.
Буковка. Да, но...
Картинка. Не «да, но», а «да, и». Говорю же: поживем вместе — увидим.
Нота Фа. Вряд ли ты этим ножичком сможешь её так разрезать, чтобы всем хватило. Слишком уж много голодных ртов на одну птиццу. Пускай она даже сто сорок тысяч сто сорок два раза фруктовая. Тут без лазерного скальпеля не обойтись.
Картинка. Поскольку мы лазерный скальпель еще прошлым утром на банку сгущенки и деревянную ложку выменяли, давайте, все это сверху густым весельем польем и тертой радостью посыплем, а затем дружным хором слопаем. А круглый ножик для разрезания птиццы используем затейливым способом. Итак, пора бы и приступить!
Нота Фа. А правила?
Картинка. Да какие правила! Ешь, кто во что горазд! Неспортивное поведение приветствуется, но за поцелуи типа «разорванная зубами пополам тучка» буду тыкать в спину и пониже спины ножом для птиццы. Больно! Вы мою легкую руку знаете! Камасутру с тантрой во время тихого часа будете по углам разводить! Когда зеленое молоко на губах чуток обсохнет. Так что без рук! Объясняю еще раз для тех, кто в матрешке: птиццу руками не трогать! Руками птиццу не трогать! Не трогать руками птиццу! Не трогать!! Птиццу!!! (Выразительно угрожает круглым ножичком и яростно зыркает ярко-зелеными глазами.) Языком трогайте. Или губами. Глазами ешьте. Придумайте что-нибудь — проявите развитую фантазию. Но руками Птиццу не трогать!!!
Мелкие дамочки и вечнодергающие их за косички господа! Благородные кушатели! Начинаем по зеленому свистку!
(Достает зеленую свистульку из кармашка, с видимым наслаждением прикладывает к ней свои цветные губы и заливисто свистит.)
Понеслась баржа в рай!
(Дети дружно бросаются на птиццу. Лишь Картинка и Буковка остаются на месте. Картинка с восторгом наблюдает, как цветное солнце исчезает во рту у благодарных кушателей. Буковка задумчиво смотрит на свистульку.)
Буковка. А почему свистулька зеленая? (продолжение следует)


Non nobis ,Domini, non nobis, sed nomini tuo da glorium!
 
ЛансиДата: Суббота, 23.02.2013, 22:08 | Сообщение # 9
единорог
Группа: завсегдатай
Сообщений: 324
Репутация: 7
Статус: Offline
Картинка (не отрывая радостных глаз от спортивного побоища). Ох уж эти твои вопросы... Никак не привыкну. Почему-почему... Всем по кочану, а мне — кочерыжки. Эй, на барже! По барже не бегают!!! Разговорчики в кругу!! Разговариваем — не стесняемся! Но по барже не бегаем! Кому сказала?! Вам сказала! Всем сказала? Всем сказала! Мотайте на ус! Или на то, что у кого под рукой всего дороже и ближе. Торопитесь аккуратно и медленно. Блюдите ритм! Помогайте ближнему локтем! Подталкивайте соседа к столу! Кооперируемся, милые девочки и мальчики! Кооперируемся!
Просто у меня, Буковка, из цветного набора именно зеленой краски всегда больше всего остается. Недавно нарисовала трех Зеленых Жаб из предпоследней твоей сказки, но все равно еще две трехлитровых банки со съедобной зеленью под окошком цветной пылью припадает. И в подвале целая батарея на фоне башенки с царевной Пушкой в углу выстроилась. Томятся в ожидании. А чего томятся, зачем томятся — и не разберешь в темноте. Загадка, покрытая мраком подвала.
Буковка. А волшебный лес почему не нарисуешь?
Картинка. Почему-почему и опять почему... Религия запрещает!.. Эй! Без рук, я сказала! Отставить боевую камасутру!.. Поберегите тантру для тихого часа! Ваня, да нарисую я, нарисую... Пускай птиццу сначала слопают. А ведь они еще молоко зеленое не до конца переварили. Сколько не налей — всегда слишком много. По устам текло — да только трусы и намокли.
Буковка. Юль, а я сказку новую придумал. Про девочку Свистульку. Простенькая такая. С нумерованными списками, схемами и прочей разнообразной цветной инфографикой. Надеюсь, тебе понравится.
Картинка. По дороге к вечеру расскажешь. А я торт испекла и разрисовала. Даже не торт, а открытку. Поздравительную. Десерт такой. Вкусный, веселый, квадратный и с тридцатью осмью свечками. Свечи тоже нарисовала. Огоньки на них переливаются и трепещут — стоит лишь выдохнуть на них радугу. Как живые. Больше пока ничего не скажу: сам увидишь и ахнешь. Оценишь мой сюрприз-каприз, поклацав языком и облизав губы, и придумаешь надпись. Ты же у нас копирайтер. Эй, оставьте, Буковке хоть пару крошек! Эх... Где мое не пропадало!.. (Делает молниеносный фехтовальный выпад вперед и наугад энергично тыкает в кучу-малу круглым ножичком.) Дайте хоть чуть-чуть откромсать! Ну, хоть мелкую помидорку выковырять! Вот ведь... где я только не пропадала — однако же, туше! Зато я поварешкой и кистью великолепно фехтую: на кухне я — как блистающая цветным стеклярусом богиня при коммунизме. (Оглаживает цветастый сарафанчик и поправляет цветную бижутерию.) Сама завидую своей ловкости и красоте. (Достает круглое, заляпанное цветной краской, а также украшенное типографикой зеркальце и любуется на свою цветную красоту. Затем приводит цветные пряди волос в творческий беспорядок на голове.) Так... Молодцы, дети! Идите в баню, а затем — до ветра! По игровой комнате объявляется фен-шуй! То есть, переходим к водным процедурам, а затем предлагаю продолжить на свежем воздухе. Я уже все приготовила и накрыла стол в саду. На помойку в душ, а затем в сад, малявки!
(Дети с шумом, разноцветными воплями и цветным диким криком, с каким обычно из туннеля вылетает на узкий мост над пропастью электричка-истеричка, в творческом беспорядке несутся на улицу, размахивая на полном ходу разноцветными руками.)
Куда?! Вернитесь — я все прощу! Аллё! Водные процедуры! Я кричу вам вдогонку: «Аллё! Водные процедуры!» Специально для вас сама же себя цитирую! Не от здоровой злости или роскоши королевской гордыни (хотя этого у меня тоже с цветным избытком). Оно же засохнет! А отмывать вас потом, кто будет?! Пушкин? Репин с Васнецовым? Маршак Самуил Яковлевич? Для кого я баню истопила? Для себя что ли? Хм-м... Хотя, ладно... Пускай так побегают. Завтра утром продолжим. На спине висит молчало, начинаем всё сначала.
Однако баста, карапузики: кончилася птицца... Спины мелким спиногрызам, Ваня, завтра покрасим. Только не знаю еще как. Надо что-то замыслить эдакое ближе к ночи. Достань мне, разлюбезный друг, банки со сьедобной зеленью и царь Пушку из подвала на свежий воздух выкати. Буду чудить всю ночь напролет, пока падают звезды.
Но это все потом, когда стемнеет. Пойдем-ка, Буковка, на кухню. Я для тебя тарелку цветного печенья и стакан зеленого молока в шкафчике припрятала: от этой вечноголодной братии всегда нужно избыток свежей выпечки прятать. Одно слово — о-гло-е-ды. Вот люблю их, а за что — и сама не ведаю. Надо будет как-нибудь покопаться в себе на досуге круглым ножичком в свободное от цветного досуга время. А где, кстати, круглый ножичек? Ах, вот он!
Так что ты там про свистульку с помидорами начал рассказывать? Продолжай с тех двух волшебных мест, где тебя как всегда некстати вовремя прервали: до вечера еще далеко. Итак, девочка Свистулька с помидорами... (Разглядывает рукоятку круглого ножичка для разрезания птиццы.) Нет, я все понимаю, но откуда столько краски на рукоятке круглого ножичка для разрезания птиццы? Я ведь им ни разу еще не пользовалась! Пускай это пока останется загадкой даже для меня. Потом цветной сюрприз будет.
А свисток я тебе дарю. Чтоб ты не плакал почем зря. Будешь на велосипеде по лесу гонять, свистеть в него и радоваться. Мне для друга ничего не жалко. Шнурочек я сама сплела: надо было куда-то обрывки цветных нитей пристроить. На-ка приложись от души. Хочу только предупредить: дразнить тебя будут по всякому, но ты привыкнешь (хотя ты уже и так привык), поскольку губы у тебя станут совсем зеленые: краска на свистульке еще не высохла.
(Картинка прячет Круглый Ножичек Для Разрезания Птиццы с Цветастой Ручкой в Нагрудный Кармашек Цветастого Сарафана, вешает Зеленую Свистульку Буковке на шею и они идут в Сторону Кухни. Буковка, улыбаясь и оживленно жестикулируя, всю дорогу до вечера рассказывает подружке обо всех на свете чудесах, которые непременно случатся с девочкой Свистулькой, безжалостно приукрашивая действительность и привирая по дороге. И врет он вдохновенно и бесстыдно. Но не собственной корысти ради, а исключительно из благородного желания приукрасить, чтобы как следует приукрасить и чтобы произвести на Картинку новое впечатление. В перерывах между порциями вранья, Буковка прикладывает стремительно потихоньку зеленеющие губы к Свистульке и разгоняет тишину вокруг и внутри Детского Сада Цветным Свистом. Картинка благосклонно прислушивается к чистому потоку сказочно невероятной Буковкиной чепухи, ласково и доброжелательно поглядывает на друга, хитро улыбается цветными губами до самых цветных ушей — хоть цветные завязочки пришей, иногда его о чем-то спрашивает или перебивает, чтобы дать ему еще одну возможность от души свиснуть, и Замысливает Новую Игривую Шалость Развивающего Куда Надо Направления, чтобы Всем в Рай Повадно было. Когда они поворачиваются спиной к зрителю, становится очевидно, что у них обоих на спине висит по Цветному Молчалу.)
(Продолжение следует. Возможны правки. Только неизвестно где и когда: у меня, к сожалению и к счастью, очень много работы, очень много работы, очень много работы.)

P.S. Танцювала риба з раком...

P.P.S. И помидорами. Чудеса случатся с девочкой Свистулькой и зелеными помидорами. Ой! Стоп-хали-хало! То есть с Зеленой Свистулькой с Зелеными Помидорами. И опять сто двадцать пять ой! С Зеленой Свистулькой с Любыми Помидорами. С Любимыми. Помидорами. В общем, скажем, отбросив ложный стыд и праведную скромность: она будет жить долго и счастливо. И Зеленого Молока у нее будет вдоволь. Всегда и для Всех. На то она и Зеленая Свистулька. Простая и незамысловатая. Живет себе и другим на радость да на счастье насвистывает. Но дунь в Нее посильнее — так из Нее Цветные Горошины и Посыплются. Такая у Нее Матримониальная
Суть и Сознательная Стратегия на Узком Мосту Жизни.

P.P.P.S. Vita, девочки и мальчики! Уединяемся в пары и смело рожаем: никакой такой сказочной катастрофы, чтобы лишь брать и не давать, но прятать по подвалам и бункерам, в ближайшем будущем не намечается.
И, как говорят у нас на Эсперанто, Vale! (Посвящаю эту строчку и примечание о Девонширском Коте моей маме — Валентине Сак.)
Дякую тобі, мамо. Ти навчила мене говорити на Эсперанто так чисто, наче я там народився. Дякую.
Спасибо всем девочкам, мальчикам и кошкам, которые, так или иначе, приняли участие в судьбе сказки.
Спасибо сердечное необыкновенное двум Юлям, между которыми я загадал радостное желание и оно тут же исполнилось. Причем дважды. А затем еще семь раз с пролонгацией.
Отдельная благодарность эльфам-торговцам Маринам. Ваши средства очень пригодились мне в самые трижды трудные дважды по полчаса: на крутом повороте полдороги и на особо узком месте моста.
(Пошепки.)
І ще раз.
Дякую!!!



Ваня-третий слева внизу.


Non nobis ,Domini, non nobis, sed nomini tuo da glorium!
 
ЛансиДата: Суббота, 23.02.2013, 22:14 | Сообщение # 10
единорог
Группа: завсегдатай
Сообщений: 324
Репутация: 7
Статус: Offline
Для меня новая книга Виктора Пелевина "Т" — повествование о «флуктуациях» осознанности. Об этом много хороших книг написано. Это когда утром вспоминаешь, что тебе нужен теплый матрасик на зиму, поэтому выбираешься из дупла и отправляешься в лес, повторяя про себя мантру «Матрасик! Матрасик! Матрасик!»: память ведь никакая, отвлекаешься постоянно и т. д. А затем встретишь кого-либо, поговоришь с ним. А затем другого. И вообще, весело проведешь день до вечера. Но вот ночью все равно холодно. А утром... В общем, ищущие люди постоянно с этим сталкиваются. 
Знаете, как оно бывает? Искал, читал, размышлял. Искал ответы. Ходил из угла в угол и думал, потирая подбородок. Однажды утром обнаружил отчетливую тропинку поперек линолеума на кухне, а еще — красную полосу поперек подбородка. Согласился с домочадцами, что таки да, нужно отдохнуть. Прилег отдохнуть. Послушно скушал красную таблетку вместе с синей таблеткой, запил водой. Встал и пошел. Оступился, упал, схватился и побежал. Скушал коричневую таблетку, запил водой. Забрался в мышеловку в поисках добавки. Получил от судьбы болезненный укол в попу. Покушал кашки со специями (каменная соль, бром и ложка постного масла), запил киселем. Поиграл в шахматы с Иисусом. Проиграл. Поиграл в «Окружение» с соседями. Проиграл. (А еще — быстро кончились листики в клетку, поскольку общая тетрадь, в которой раньше вел дневник, каждым утром оказывалась тоньше, чем предыдущим вечером.) Поиграл в шашки с Чапаевым. Проиграл. Поиграл в «Чапаева» с приветливым бородачом. К обоюдной радости выиграл всухую. (В детстве всегда выигрывал, а навыки не ржавеют.) Наблюдал картины природы. Любовался. Смотрел на солнце сквозь закрытые веки. Носился по двору, изображая тепловое движение молекул. Размахивал руками. Ловил снежинки языком. Смотрел на художественные полотна. Думал о том, что же выбрать, если все картины прекрасны. Облизывал губы. Насчитал на губах шестьдесят девять трещин. Поговорил с художником. Посетил сеансы арт-терапии. Вылепил нелепый кувшин с четырьмя нелепыми ручками. Подумал: «Как бы к нелепому кувшину с четырьмя нелепыми ручками приделать четыре нелепых ножки?» Поделился своими творческими планами с Шакти. Согласился с доводами женщины: кувшин — милый, ручки — милые, ножки — милые, но лишние. Послушал легенду о колоссе на глиняных ногах. Послушал историю о том, как оно было на самом деле. Послушал историю о том, как оно действительно было на самом деле и как ее следует понимать. Рассказал историю о том, как оно взаправду действительно было на самом деле и что все молодцы и понимают ее так, как надо, а кто приседает по утрам, тот поступает мудро. Слушал, как смеется Шакти. Рассматривал отпечатки пальцев у кувшина на горле и осознал.
Вы ведь знаете, как оно после того бывает? Идешь, куда ведут. Смотришь, что покажут. И на все говоришь: «Да будет воля Твоя!» Или просто ходишь, смотришь и помалкиваешь. А затем то одно, то другое, то третье. А еще десерт. А затем то. И еще вот это. (Совсем некстати, между прочим.) А вчера не успел, поэтому сегодня ночью не выспался. А утром она тебе сказала. И это было так несправедливо и обидно, потому что всё — правда. И надо было остановиться и прислушаться к доводам женщины, поэтому крутнулся на месте, лихорадочно оделся, схватил, что под руку попало, и побежал. Бегал, размахивал руками, шумел, ни к кому не прислушивался. Рассказывал, как же она вчера тебя завела, а затем — как же они все достали. Когда завод кончился, обнаружил себя стоящим на кухне в малиновой безрукавке с медными литаврами в руках. Расхаживал по кухне, потирая подбородок. При свете луны увидел дорожку, которую начал протаптывать в линолеуме. Вспомнил, что под этим линолеумом уже лежит линолеум с такой же дорожкой (только дорожка эта пролегает под другим углом к окну, поскольку новый линолеум постелили поверх старого, а прежний кухонный гарнитур занимал значительно меньше места).
Вот хороший вопрос. Как это преодолеть?
В последнее время мне часто попадается такой ответ. (В "Хасидских историях", к примеру.) Преодолеть это невозможно. С этим (посторонними мыслями во время молитвы, например) приходится постоянно бороться.

Буддисты (не все, правда) говорят о том же: "Однако, в отличие от махаянистских школ, тхеравада не считает двойственность нирваны и сансары преодолимой, два этих контр-аспекта действенны всегда и для всех, включая Будду и архатов".


Non nobis ,Domini, non nobis, sed nomini tuo da glorium!
 
ЛансиДата: Суббота, 23.02.2013, 22:17 | Сообщение # 11
единорог
Группа: завсегдатай
Сообщений: 324
Репутация: 7
Статус: Offline
А я вот очень рад, что теперь у меня есть велосипед.
С утра на Труханов остров поедешь, а там никого, кроме тумана. Едешь сквозь этот туман и понимаешь, что наш мир очень красив и странен.
И тут из этого тумана возникает девушка на лошади. (Там на острове есть несколько домов, где люди живут. Счастливые.)
И восторг, и красота, и нега… И оборачиваешься посмотреть, а там за тобою — тропинка, которую ты сам проложил в тумане. И понимаешь, что это ты сам — неловкий, угловатый, неопытный путешественник — проторил такую красивую тропинку в тумане.

А еще мне приходится чуть ли не каждый день ходить в столовую обедать какими-нибудь простыми блюдами из репертуара именно обычной столовой (у них даже узвар дают).
Много смешных встреч в дороге. Надписи на асфальте читаю. Недавно рядом с полузатертым признанием в люви той же краской и очень похожим почерком, кто-то поздравил «мамочку с днем рожденья».

Ходил намедни в магазин. Подхожу к двери и сквозь стекло вижу с другой стороны маленькую девочку. Без всякой задней мысли открыл дверь, чтобы она вышла. Она вышла вся такая нарядная и хорошенькая. Подошла ко мне, вскинула руки и, встав на цыпочки, ласково ущипнула меня обеими руками в пузичко. Кричит мне на верх радостно: «Дякую!»
А следом за ней — папа с легким испугом в глазах: никогда ведь не знаешь, чего можно ожидать от таких хороших девочек. И тут у меня из-за спины ломанулись в дверь двое отвратительных мальчишек. Таких, знаешь, вечно суетящихся и предсказуемо плохих (сам в детстве таким был — знаю).
Вот хожу теперь весь такой из себя… двумя руками в живот ущипнутый.


Non nobis ,Domini, non nobis, sed nomini tuo da glorium!
 
ЛансиДата: Суббота, 23.02.2013, 23:14 | Сообщение # 12
единорог
Группа: завсегдатай
Сообщений: 324
Репутация: 7
Статус: Offline
Кошкин дом, или Сон Жены Тракториста в руку
(Название рабочее. Форма — пьеска-сказка. Будет дописываться и исправляться без всякой системы от вечернего фонаря и до утра.)
По картине Юли Бузулук
http://www.liveinternet.ru/users/2779797/post124905874/

Юле Шустер
Вторая редакция (специально для Юли Шустер удвоил количество поцелуев, ну, и так... рассыпал на зеленом ковре разные детальки из детского конструктора)

Решил выписать образ Кошки в виде отвлеченной концепции, поскольку она все время при деле, но текста у нее, в общем-то, нет.
Концепт-Кошка
Кошка спит, а вокруг нее происходит сказка. Когда сказка перемещается из комнаты в комнату, Кошка просыпается, зевает, хорошенько потягивается всем телом, а затем переходит вместе со сказкой в другое место, где снова засыпает на какой-нибудь стратегически важной возвышенности вроде холодильника.
В общем, основная роль Кошки — спать.
А вечером — слушать сказку.
Ах, да! Еще она иногда просыпается и смотрит, а в критически важные моменты — путается под ногами. В общем, когда нужно, она тут как тут. Оберегает, в общем, целом и частностях сказку. Мало ли...
Непонятно, как спит Кот вокруг Кошки. Он спит вокруг Нее. Или же спит вокруг ее Сна. Или вокруг Сказки. В общем, присутствие Кота внимательный слушатель сказок чувствует, ибо Кот присутствует. Иначе как бы Кошка могла так сладко дрыхнуть?

На сцене совершенно темно до того радостного момента, когда Жена Тракториста открывает глаза. Вокруг нее живописно расположилась группа из двух мужчин в смешных позах и одинакового кроя ночных сорочках (с вышивкой, но без мережки). Ее муж и сын спят и видят невероятно героический сон (один на двоих), полный невероятных приключений и живописных опасностей, и пускают две тоненьких прозрачных струйки слюны на ночную сорочку Жены Тракториста (с вышивкой и мережкой). Некоторое время она смотрит на свою семью, улыбается и плачет. Спустя две вечности и восемнадцать миллионов поцелуев, Жена Тракториста выскальзывает — с грехом пополам и добродетелью на сто пятьдесят процентов — из объятий своих мужчин. А затем садится на полу в позу йоги и, по завету Лотоса, несколько мгновений блюдет тишину и покой внутри себя, а также вокруг себя, ласково обнимая радостью родных, близких, соседей сверху, снизу и вокруг, а также гостей из ближнего и дальнего зарубежья. Одарив всех улыбкой и нежными поцелуями, потягивается всем телом так, что пространство со временем удивленно переглядываются, выгибают брови к небу и в недоумении пожимают плечами. Пошевелив от души пальцами ног, надевает удобные тапки, поднимается с пола и, пропустив вперед кошку, выходит на кухню.
Придя на кухню, Жена Тракториста (на ней уже домашний халат с крупными деревянными пуговицами на свежевымытое тело, то есть, где-то по дороге уже был фен-шуй с водными процедурами), достает из верхнего ящика кухонного шкафа толстую поваренную книгу в ручном переплете и приступает к плите готовить нечто. Это нечто получается с трудом и не сразу. Через некоторое, довольно продолжительное, время просыпается кошка и прыгает с холодильника, проявляя интерес к суете вокруг плиты. Жена тракториста гладит и ласкает кошку, а затем обращает внимание на часы, висящие на свободной от кухонных шкафчиков стене, хлопает себя по лбу, ибо понимает, что не успевает. Чтобы исправить ситуацию, переводит стрелки часов назад, заглядывает в духовку, разочарованно хмыкает и переводит стрелки обратно вперед. Попереводив стрелки туда-сюда для пущей уверенности в своей беспомощности, решает обратиться за помощью к вышеживущим товарищам.

Жена Тракториста. Нафаня!.. Нафаня!..
Нафаня (устало). Батарейка!
Жена Тракториста. Чиво?
Нафаня. Ты скажешь: «Тут вот какое дело, Нафаня...», а я скажу: «Батарейка!» — а ты: «Я ведь еще не спросила...» — а я: «Ты каждое утро об одном и том же забываешь и спрашиваешь», — а ты: «О чем?», а я: «О природе времени», а ты: «Ну, и?..», а я: «Батарейку вынь!», а затем ласково добавлю: «Дура!»
Жена Тракториста. А... Ясно… И что я потом делаю?
Нафаня. Вынимаешь батарейку.
Жена Тракториста. Спасибо, Нафаня.
Нафаня. На здоровье.
(Подходит к часам и поднимает руку к стрелкам.)
Нафаня. Батарейку вынь!
Жена Тракториста. Ой!
Нафаня (ласково). Дура!
Жена Тракториста (вынимает батарейку). Спасибо, Нафаня! Дякую!!!
Нафаня (доброжелательно). Всегда пожалуйста! Будьте любезны!
Жена Тракториста. Я уже записку-напоминание себе об этом написала. Только не помню, на какой ладошке.
Нафаня. На коленях у себя запиши.
Жена Тракториста. Спасибо, Нафаня! Что бы я без тебя делала?
Нафаня. Смотрела бы каждый вечер фильм ужасов «Пила одна». Существует, как минимум, две режиссерские версии. В одной — целую вечность экранного времени Слишком Умная Дура сидит вечером на кухне и пьет одна. В другой — Тупая Пила сидит вечером на кухне после похорон Бревна и плачет. Тоже целую вечность.
Жена Тракториста. Я уже почти привыкла к твоему чувству юмора, льющемуся неиссякаемым густым потоком из вентиляционного отверстия под потолком. Спасибо! Дякую!!! Отдельное спасибо вам, планировщики жилых высотных зданий, муза вас береги!
Нафаня. А ты уже весьма и весьма поднаторилась витиевато вязать на спицах повседневности причудливые — вплоть до вычурности — слова вокруг себя в изящной изустной форме. Молодец!
Жена Тракториста. Лучше говорить «поднаторела».
Нафаня. Говорю же: поднаторилась. Памятку не забудь на коленях оставить! Обращайся, если что.
(Жена Тракториста садится на пол, приподнимает полы халата и, высунув кончик языка, старенькой чернильной ручкой с изрядно поцарапанным золотистым колпачком старательно делает пометки на своих коленях. На левой ноге пишет «Батарейку», а на правом «вынь». Затем, немного поразмыслив о чем-то своем, девичьем, от души, с выражением высовывает, как следует, язык и дописывает чуть ниже на левом «Дура!», а на правом «Спасибо! Дякую!!!»
Пока время стоит, а Кошка дрыхнет, Жена Тракториста допекает нечто в духовке до состояния некой боевой готовности.
Выключив духовку, садится на табуретку и подтягивает к груди левую коленку. Высунув язык до отказа, забывает все, чему учили в школе, и исправляет в слове «вынь» «ы» на «а», а букву «в» производит в прописные. Затем, закусив нижнюю губу, вспоминает кое-что, чему учили в школе, подтягивает правую коленку к груди и ставит запятую после «Батарейку», выделяя таким нехитрым образом обращение. Выпрямляет ноги, читает, что получилось, улыбается и, наклонившись над правой коленкой, доставляет восклицательный знак в конце предложения. Затем подходит к часам, возвращает батарейку на место и принимается звать всех, кому не лень.)
Жена Тракториста. Нафани!
Нафани. Чиво?!
Жена Тракториста. Спускайтесь, ибо все уже готово! И Машу не забудьте!
Нафаня. Мы ее сами ищем. Посмотрите у себя.
Жена Тракториста. Один момент!
(Выходит из кухни, а затем возвращается.)
У нас она. Эта неугомонная троица опять что-то затевает, так что смело спускайтесь.
Нафани!
Нафани. Что?
Жена Тракториста. Да нет, ничего... Я просто над вами подтруниваю беззлобно.
(Продолжение следует).


Non nobis ,Domini, non nobis, sed nomini tuo da glorium!
 
ЛансиДата: Суббота, 23.02.2013, 23:15 | Сообщение # 13
единорог
Группа: завсегдатай
Сообщений: 324
Репутация: 7
Статус: Offline
Нафаня. А я ведь тебе говорил, что она поднаторилась?
Нафаня. А то! Послушай-ка, Жена Тракториста, а пришли-ка нам Гречневую Машу на пару минут, а чуть позже мы к вам спустимся.
(Жена Тракториста покидает кухню, а затем возвращается в роскошном домашнем платье в праздничных тапках на босу ногу, а за ней дружным гуськом следуют Тракторист с Тракторенышем. Жена Тракториста открывает духовку и достает из нее нечто на противне. Это нечто круглое и цветастое. Нечто выглядит прекрасно и загадочно, а пахнет волнующе.)
Трактореныш (в недоумении). Это что за фуа-гра?
Жена Тракториста. Обидно слышать такие вопросы! Это фруктовая пицца! Обыкновенная фруктовая необыкновенная пицца! На моей кухне нет места недоумению во всех смыслах этого слова. Может быть, вы хотите высказать вслух какие-то свои мысли в свободной форме? Рассказать о первом впечатлении, которое, как известно, весьма обманчиво? (Сдвигает брови.)
Тракторист (вздрагивает). Выглядит аппетитно...
Жена Тракториста. Врете вы оба залихватски, а обманывать не умеете!
Трактореныш. А каши нет?
Жена Тракториста (нахмуривает левую бровь и упирает руки в боки). Бандерлоги! А подите ко мне!
(Бандерлоги делают осторожный шаг вперед.)
Ближе...
(Бандерлоги неуверенной иноходью делают еще один шаг навстречу своей судьбе. Жена Тракториста садится в позу йоги.)
Еще ближе...
(Бандерлоги подходят вплотную и замирают. Жена Тракториста хватает Бандерлогов за крупные деревянные пуговицы на комбинезонах и тянет их вниз. Проникновенно смотрит в их ясные очи и приступает к воспитательному моменту.)
Жена Тракториста. Вы вчера что готовили?
Тракторист. Овсяную кашку...
Жена Тракториста. А я что делала?
Трактореныш. Ела...
Жена Тракториста. Нахваливала?
Тракторист. А то!..
Жена Тракториста. Вот и вы ешьте!
Трактореныш. Нахваливать?
Жена Тракториста. А то!..
Трактореныш. Мы в чем-то провинились?
Жена Тракториста. Да.
Трактореныш. Что мы натворили в этот раз?
Жена Тракториста. Я не помню. Поскользнулась на постном масле, села на шпагат, потянув мышцу правого бедра, и все забыла. Вылетело из головы, а ловить лень. Кстати, о постном масле. Хватит его разливать в самых подходящих не неподходящих местах! У меня уже такая гибкость в теле образовалась — хоть в цирке выступай. В общем, я целую неделю ела вашу ерунду на постном масле и не кочевряжилась! И вы ешьте мою фруктовую пиццу и тоже не кочевряжтесь! Я все понимаю: сложносочиненные блюда не для ваших простых, как две двери, натур, но фруктовая пицца — блюдо простое. А разделенное с друзьями еще и радостным обещает быть. (Обращаясь к пицце.) Обещаешь?.. Она обещает. И Нафани скоро спустятся.
Трактореныш. А как ее есть?
Жена Тракториста. Ну, можно руками. А можно вставить в золоченую раму и любоваться на нее глазами. Должна сказать, вы меня своими вопросами постоянно смущаете. Ладно бы один. Но оба... Составьте, что ли, график и чередуйтесь с некоторыми перерывами...
Трактореныш. А мы составили!
Тракторист. И регулярно чередовались бы!
Трактореныш. Но нам нужно постоянно видеть перед глазами список: вопросов-то много!
Тракторист. А ты сердишься, когда мы говорим с тобой и поглядываем в графики или сверяемся с календарями.
Жена Тракториста. А спонтанность практиковать? Религия запрещает? Чередовались бы спонтанно.
Тракторист. Нет, не запрещает, а наоборот, поощряет, но ты же нас знаешь: как начнем что-то одно делать, так потом остановиться не можем. Представь, ты проснешься, а вокруг тебя все такое спонтанное и непредсказуемое... Как в прошлую Среду. Помнишь, как ты нас гоняла по тому, что еще во Вторник было кухней? Но мы можем и строго по графику.
Жена Тракториста (с некоторым сомнением). Вы такое, правда, можете?
Тракторист с Тракторенышем (переглядываются, а затем вместе обещают). А то!
Жена Тракториста. Ну, хорошо… Что у вас там по графику?
(Тракторист с Тракторенышем переглядываются и мнутся с ноги на ногу.)
Да ладно вам!.. Вынимайте свои свитки Живого Ручья.
(Тракторист с Тракторенышем достают из-за пазух внушительных размеров свитки и сверяются, время от времени поглядывая на часы.)
Трактореныш. У нас по плану спросить, нельзя ли пригласить к завтраку Гречневую Машу.
Жена Тракториста. Конечно, можно! Про такое можно и не спрашивать!
Трактореныш. А еще я давно хочу спросить (сверятся со своим свитком) как вы с мамой познакомились и зачем хотели меня завести.
Жена Тракториста. Кхм!.. Думаю, вы смело можете приглашать друзей в наш гостеприимный дом, ибо понимание нужно лишь для взаимодействия и больше ни для чего. И больше ни для чего… А роскошь общения является неоценимым подспорьем в деле развития человека на пути к лучшему. В общем, Нафань и Гречневую Машу я уже пригласила. И не смотрите так на меня. Да, я ухожу от ответа на некоторые вопросы, поскольку есть человек, который на них лучше отвечает. Вам слово, человек!..
(Выразительно смотрит на мужа.)
Тракторист. Что? Я? Человек? Вопросы? А что за вопросы? Ах да!.. Прошу прощения, мне надо освежить кое-что в памяти. (Достает из переднего кармана комбинезона блокнотик, листает его некоторое время, улыбается каким-то воспоминаниям, а затем сверяется с записями на первых трех страницах.)
История, о том, как мы с мамой познакомились интересная, но длинная, поэтому я в другой раз ее продолжу рассказывать с того места, где мы в прошлый раз внезапно прервались на очередную невинную шалость, а сейчас сразу перейду к ответу на более легкий вопрос. (Жена Тракториста изображает бровями два домика.)
А мы не хотели! Оно само как-то так получилось...
Жена Тракториста (удивленно таращит глазки, а затем радостно разводит руками). Сюрприз!
Тракторист. Заводить не хотели, а тебя хотели. Все мечтали с тобой познакомиться. А уже когда ты завелся, мы тогда стали думать, что, может, мы и хотели тебя завести, но столько всего случилось враз… А после того, как ты завелся, а затем пополз, а затем выучил первое слово, а затем и т. д. и т. п., произошло еще больше... Так что размышления эти пришлось отложить в долгий ящик.
Жена Тракториста (радостно указывает на кухонный шкаф). В один из этих! Только не помним в какой!
Трактореныш. Врете ведь!
Жена Тракториста и Тракторист (вместе). А то!
Тракторист. Не сомневайся: вранье чистой воды.
Трактореныш. А Маше вот родители всегда правду говорят…
Жена Тракториста. Тогда у нее лучше спроси!
Трактореныш. Она тоже врет. Причем очень складно. Не подкопаешься.
(На кухню влетает Гречневая Маша, а за ней степенно входят Нафани.)
Гречневая Маша (обозрев фруктовую пиццу). Это что за фуа-гра?

(Продолжение следует.)

Почеркушки.
----
Ножичек для пиццы.
Тракторист. А почему у него ручка цветастая?
Жена Тракториста. Да откуда ж я знаю? Нет, я, правда, не знаю. Пускай это пока останется для меня загадкой.
(Тракторист с Тракторенышем хитро переглядываются и улыбаются.)
Жена Тракториста. Мне кажется, или вы оба хитро улыбаетесь?
Тракторист с Тракторенышем (дуэтом). Да!
Жена Тракториста. Что «Да!»?
Тракторист. Тебе кажется!
Жена Тракториста. Ох, и горазды же вы врать, братцы!
Трактореныш. А то! Рады стараться. И радоваться тоже рады. Нам только повод для радости дай.
Тракторист. И предоставить повод для радости мы тоже рады. В том числе стараться.

---
Почему ручка ножичка для разрезания пиццы цветастая.
Я сначала делал вид, что не понимаю этого, но затем решил не хмуриться, как Пятница на Среду, и признать: ручка круглого ножика цветастая потому, что Девочка Картинка за что не возьмется руками, оно все становится цветастым.

---
Жена Тракториста. Милые моему сердцу кушатели!.. (Нежно целует обоих своих мужчин.) Дорогие гости!.. По тарелкам!
Тракторист. Плесните, пожалуйста, томатного колдовства в хрустальный свет стакана!

---
Нафани. Всегда пожалуйста! Зовите нас через воздуховод при малейших затруднениях!



Non nobis ,Domini, non nobis, sed nomini tuo da glorium!
 
ЛансиДата: Суббота, 23.02.2013, 23:18 | Сообщение # 14
единорог
Группа: завсегдатай
Сообщений: 324
Репутация: 7
Статус: Offline
По направлению к богиням с силиконовыми формами...

Эх…
Куда поплыть, куда податься, кого любить, кому отдаться?
Иногда чувствую себя педикюрной рыбкой в аквариуме, куда в один прекрасный день ступила не одна богиня, а сонм богинь.
И всё — прекрасно, и всё — чудо! И все вы прекрасны, и все вы — чудо!
И движения божественных ножек меня волнуют, поскольку я — глупо скрывать очевидное — эротически озабоченная рыбка.
Но движения божественных ножек меня подчас волнуют. Очень волнуют. Да. Но это другое волнение. И есть для этого другого волнения другая причина. Мне почему-то иногда мерещатся сквозь воду синяки и ссадины на прекрасных телах, а движения ножек подчас напоминают не танец, а танец-желание. Желание пнуть ближнюю богиню. И бывает так, что это происходит на моих глазах не только в переполненной маршрутке, но и в интернете, где дотянуться до тела собеседницы не так просто.
А ведь все вы богини! И все прекрасны. И к чьим стопам припадать рыбке? Если все богини и все прекрасны.
И как же это? И что же это?
А это, милые моему сердцу богини, трагедия. (Открывает блокнотик и сверяется с определением жанра.) Да, определенно, трагедия. (Вздыхает. Грустно шевелит плавниками. Смотрит на свое отражение в стекле аквариума. Снова вздыхает.)
Ибо ситуация, прекрасные мои богини, для рыбки невыносима, а исправить ничего нельзя (рыбка уже не раз булькала на эту тему там и сям).
А когда ваш танец определенно превращается в истовое желание, у рыбки тоже возникает желание.
Желание просить:
— Не надо! Пожалуйста, будьте добры!
Ребята, давайте жить дружно! Девчата, вспомните одну старую новую заповедь...
Оседлайте водные велосипеды и двигайтесь на Эроманго... Эротический гибридный остров в тихом океане. Солнышко, чистый песочек, вода плещется у ног…
Пожалуйста, будьте добры!
А когда желание богинь принимает неистовые формы, рыбка принимается барабанить плавниками по стеклу и за пределами ультразвука клянчить:
— Не надо! Я больше не буду!
У меня уже пропало желание! Больше не хочу жениться — хочу учиться! Выпустите меня отсюда!..
Слово! Волшебное слово!..

Икра!
Кабачковая икра!
Вобла!

моё лицо мелькало
в стёклах пивных бокалов

Тарань!

глаза сухие
закрыл осторожно
и я не я
и я не тут

Тарань-ка!

ныряло
в ртутной воде тротуаров

Воды! Воды!
Чистой воды!

Спасибо, Чистая Тара. А что ты делаешь сегодня вечером? Ах да!.. Мы же в кино идем. А что за фильм? А ты читала академическое издание «Алисы в Стране чудес» в оформлении богатом и с научным аппаратом? Нет, правда, вот такие вот (по-рыбацки разводит плавниками) примечания! Вот интересно, каким руслом дружище Тим пустил ток чистой эротики сказки Кэрролла? Он же не сделал Алису старше? Хм-м... Ну, не беда. Главное, чтобы герой был хороший, а душа — чистая и вмещала три простеньких детских умения, а возраст тела — дело наживное, но поправимое. Не катастрофа, в общем.

Сачок, Сачок, забери меня отсюда! Я слово волшебное знаю...
Мутабор!
Только пускай я в этот раз буду кем-то другим.
Да хоть ездовым котом! Обещаю крутить пушистой лапой ручку швейной машинки и не изподвыкаблучиваться. Корову заведу. Или козу. И даже две. Но только не в ломового коня! Только не в ломового коня! Хочу разнообразия в новом качестве.
В качестве смысла.
Ну, ладно, в коня так в коня…
(Чешет крупным копытом репу.)
Простое и милое дело эта клоунская иноходь. А весенние тапки оказались весьма удачным приобретением.

До свидания, милые дамы.
Всем по воздушному шарику, что легче воздуха, под маечку.
Или по небесному пузожителю: святая ноша спину не ломит.
Будьте счастливы.
Живите дружно.

P.S. Кстати, дружбу и любовь можно писать через дефис.
Вот так: дружба-любовь.
Термин такой.
Научный.
Из последнего философского проекта. Основной предмет. Исследований, практики и вообще. Философией любви называется эта область человеческих знаний, умений и навыков.
А можно и так: любовь-дружба.
А можно и через тире. Тогда это будет предложение. Во всех смыслах этого слова. Вот так:
Дружба — любовь.
А можно и с прописной написать, нечего стесняться:
Дружба — Любовь.
А тире тут на месте пропущенного слова и одновременно-повсеместно средство, чтобы выразить причинно-следственную связь.

Солнышко, направление на кулинарный форум, пожалуйста, где добрые и умелые девушки с силиконовыми формами меня научат, ибо кекс в жизни мужчины — и правдивость сей истины немаловероятна во всех вселенных — играет немаловажную роль. Ой, забыл творог купить! Вечно забуду что-нибудь важное: купить три сорта изюма и забыть про творог! Таким, как я, нужно всё записывать. (Достает из нижней тумбы стола новый блокнот производства ТОВ «Мрії збуваються!», открывает его и записывает, чтоб не забыть: «Купить завтра утром домашнего творога», — немного подумав, дописывает: «Попытаться. Ибо попытка — не пытка, но средство разнообразить жизнь, улучшив ее качество при первой счастливо подвернувшейся возможности».)


Non nobis ,Domini, non nobis, sed nomini tuo da glorium!

Сообщение отредактировал Ланси - Суббота, 23.02.2013, 23:18
 
ЛансиДата: Суббота, 23.02.2013, 23:19 | Сообщение # 15
единорог
Группа: завсегдатай
Сообщений: 324
Репутация: 7
Статус: Offline
О том, как трудно подчас поэту и его благодарному кушателю обрести свою аудиторию (чистый источник), и что с этим можно сделать .

 
Один из возможных шансов встретиться — балалайка.
И метро.
Итак… Положим, я поэт, страстно жаждущий обрести.
Вхожу я, значится, в вагон метро. Одетый простенько, но со вкусом: мешок на голое тело, на голове клетчатый берет с фиолетовым балабоном, на ногах стоптанные кирзовые сапоги с отворотами и медными пряжками (на левом сапоге со звездой, а на правом — с якорем), на лице — необщее выражение, щенячий восторг и неземная улыбка. Двери за мной закрываются, отрезая пассажиров от возможности бегло ретироваться, а я улыбаюсь так, чтобы за ушами громко хрустнуло, и внезапно делаю стремительный дружественный выпад в сторону ближайшей лавки, а затем дружелюбно изрекаю: «Эх! Хорошо сидим!» — делаю выпад в сторону ближайших зрителей, которые только что шарахнулись от меня: «Эх! Хорошо бежим! (Выразительная пауза.) Привет, друзья! Я поэт! Зовусь Незнайка. От меня вам балалайка!» Достаю из холщевого рюкзака за плечами балалайку и пою под ее нестройное треньканье свою интимную и философскую лирику белым стихом. Деваться зрителю до следующей остановки некуда, и это как нельзя кстати.


Non nobis ,Domini, non nobis, sed nomini tuo da glorium!
 
Форум » Творчество » Литература и поэзия » Сказки Ивана Сака.
Страница 1 из 212»
Поиск: